Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Осведомленность граждан объединяет страну
четверг, 30 марта 2017 10:31
youtube
Эксклюзив: Мультимедиа

Г.Афанасьев: об освобождении политзаключенных, настоящих друзей, цену свободы и возвращения Крыма

КИЕВ. 14 июля. УНН. Крымчанин Геннадий Афанасьев, которого месяц назад уволили из русского плена, рассказал УНН о настоящей ценности свободы, как вернуть Крым и отметил, что в вопросе освобождения пленных "России дашь палец, а она и руку съест".

Хотелось бы начать разговор с Олега Сенцова. Поддерживаете ли вы контакт? Что Вам вообще известно о нем сейчас?

Конечно, когда украинский народ меня освободил, то прежде всего у меня было желание написать письма ребятам. Рассказывать, что случилось со мной, чтобы и они надеялись. И лично к Олегу - он был первым. Он и Александр (Кольченко - ред.), им я направил письма с открыткой, где изображена карта Украины с Крымом и востоком Украины. Это такая небольшая провокация для его охранников. Если же они все-таки передадут эту открытку - Олегу будет очень приятно хотя бы его увидеть. В самом письме я написал: "Это необычайные ощущения, когда я лично тебе пишу письмо. Я извиняюсь за все, не буду больше ничего говорить - я буду делать, Олег. Будь таким же крепким и надейся, что мы очень скоро вернем тебя домой, потому что действительно здесь такое огромное количество людей, которые тебя ждут и верят, что ты будешь тем человеком, который изменит что-то к лучшему в этом государстве, потому что ты действительно показал всему миру героичность украинского мужчины".

Как актуализировать вопрос освобождения украинских политзаключенных из России?

Прежде всего, надо разговаривать. Если сместить немного вопрос, то я поеду в Чехию и буду выступать перед чешским народом, потому что он очень помогал во время Майдана, помогал и помогает во время войны на востоке Украины ... мне и другим политзаключенным. Они предоставляли деньги на адвокатов и родственникам на какие-то "передачки" и приезды. Я хочу поехать и еще раз подчеркнуть об этом им и призывать к дальнейшей поддержке и помощи Олегу (Сенцову - ред.) и другим пленникам.

Планирую поехать вместе с Amnesty International прежде всего в Голландию. Выступить перед обществом, общественными организациями и сказать им, что их работа действует, и чтобы они продолжали.

Еще будет выступление перед Канадой у них в парламенте под конец сессии на свободных слушаниях. У меня будет возможность выступить с речью там. Я буду рассказывать о себе, тюрьме, беззаконии, которое происходит в Российской Федерации. Я буду призывать продолжать санкционную политику, призывать о помощи Украине и украинским политзаключенным и всем людям, которые были вынуждены бежать с оккупированных территорий.

Украина должна идти на большие уступки, чтобы освободить политзаключенных?

Есть Минские соглашения, где мы договорились, где есть такой вопрос, что без обмена заключенных "всех на всех" не может быть дальнейших шагов. Мы говорим не только о заключенных, которые находятся на востоке Украины, на оккупированных территориях, но мы считаем, что все политзаключенные, которые находятся в России, они подпадают под эту категорию. И пока не будет обмена, то нельзя говорить о следующих шагах. Вот мы недавно предлагали отдать 50 человек, находящихся в Украине, чтобы нам отдали 25 наших. На какие уступки мы уже идем? Все имеет какие-то пределы. Надо идти на уступки, потому что нам нужны наши граждане, но все зависит от их голода. Им дашь палец - они и руку съедят, поэтому нужно очень внимательно подходить к этому вопросу.

Н.Савченко говорила, что чрезмерное внимание прессы к процессам обмена пленными вредит. И у нее несколько раз срывался этот процесс. Как было у вас?

О том, что пройдет мой обмен, почти никто не знал. Даже я не знал. Очень много идет переговоров. У нас же зоны полетов между государствами (Украиной и Россией - ред.). Нет, это надо договариваться об отдельном перелете, надо синхронизировать вылеты самолетов. Надо договориться, кто, на кого и когда. Это идет на высшем государственном уровне. Это очень сложный вопрос, поскольку это не только взял человека, посадил в самолет и отправил, это еще и очень много документов. И есть угроза, что что-то пойдет не так, обе стороны не до конца доверяют друг другу. Может, самолет развернется, может не долетит. Это должно проходить очень тайно. Когда кто-то в погоне за сенсацией начинает давать в СМИ раньше, до того как официальный источник оповестит, это очень вредит. Вот со мной было - мы еще не вылетели, а некий источник уже опубликовал фотографии - вылетаем. Это могло повредить нам. Поэтому все должно проходить тайно. Уже когда человек вернулся домой, об этом надо показывать везде и постоянно.

Вы общаетесь с Н.Савченко, Ю.Солошенко?

С Солошенко я общаюсь постоянно, мы на связи, на телефоне. Он мне как дедушка, поэтому у нас как родительские отношения. С Н.Савченко однажды у нас был круглый стол - встреча "выпускников". Мы очень понравились друг другу, что я ожидал от этой женщины, то и увидел. Я надеюсь, что у нас еще будут такие встречи. Но у меня такой тяжелый график, не только из-за решения бытовых вопросов, поиска работы, но и просветительской деятельности. И у нее то же самое, но в три раза больше. Поэтому, из-за того, что мы много работаем, у нас нет углов, где бы мы могли пересечься.

Вы достаточно много времени провели в заключении. Как вы себя чувствовали, когда вернулись?

Я здесь почти месяц, я постоянно что-то делаю, даже когда домой прихожу - включаю интернет и начинаю людям отвечать, что-то планировать, или договариваться с кем-то о встрече, и так до поздней ночи. Затем просыпаюсь и снова иду и встречаюсь, какие-то переговоры постоянно. Если говорить о чувствах, вот люди ходят по Крещатику, смотрят на наших исторических основателей Киева, на памятник Независимости, Небесной сотни - это для них как-то привычно. А я когда первый раз пришел с мамой, мы плакали перед крестом Небесной сотни, хотелось просто встать на колени, молиться и плакать. Это были такие ощущения - ты вернулся на родную землю, и это так ценится. И все по-другому, все тебя удивляет, такое все новое, ты прямо чувствуешь украинский свободный воздух. Землю, где украинский народ снова завоевал себе свободу. И я когда вернулся из неволи - я это почувствовал. Почувствовал эти страдания народа, страдания казаков. Это многого стоит. И мне очень хочется, чтобы не только я это чувствовал, а и многие другие.

Чем сейчас занимаетесь? Что планируете в долгосрочной перспективе?

Я уже говорил, что будет Чехия, Канада, будет Amnesty International. Идут переговоры с Министерством иностранных дел, чтобы делать некоторые выступления с моим бэкграундом. Собственно, будет встреча 14 июля с представителями ООН. Будем решать, как я могу помочь. Еще ищу работу, которая связана с помощью государству, народу. Если хорошо все сложится, буду работать. Это будет правозащитная деятельность, но она будет несколько ограничена.

Поддерживаете связи с крымчанами?

Мой друг, с той жизни, которая у меня была, он половину акций организовал в отношении меня, фотовыставки, и, конечно, я постоянно с ним. Крымчане меня встретили, они предоставили мне жилье, я жил у них. Они мне костюм, вещи, телефон подарили. Именно крымчане сделали для меня большее из всего. Из России ребята, которые защищают наших политзаключенных, предоставили мне деньги на первое время. На них я сейчас живу, потому что зарплату мне, конечно, не платят за эти интервью.

А, и еще матери разбили стекло в машине, кто-то камень бросил. И как только пост написал, то сразу мне написали - приезжай в центр, мы тебе бесплатно отремонтируем. Очень приятно, что люди откликнулись и помогли.

Ну и последний вопрос: как вернуть Крым?

Надо бороться с нашим прошлым - делать десоветизацию. Надо тот менталитет уничтожать. Теперь нам, новому поколению, надо взвалить на свои плечи этот груз и обеспечить светлое будущее для наших потомков. Именно то, что мы и делаем.

Надо взращивать новое поколение, делать максимум для университетов, особенно для обучения переселенцев, чтобы переселенцы воспитывались и становились действительно профессионалами, потому что им возвращаться и восстанавливать оккупированные территории. И когда Украина изменит этот менталитет, а это через 10-20 лет, когда мы перестанем делать популистские заявления, говорить, что все крымчане предатели, что можно швырять в них камни, можно "отрубить" им свет и делать блокаду. Надо работать над собой, над Крымом, чтобы крымчане видели, куда им путь.

Там (в Крыму - ред.) очень сильная пропаганда, их пугают, им промывают мозги. Я уверен, что эта тирания России - она ​​не навсегда. За 100 лет территория России менялась, и когда придет новая власть, она будет понимать, что политически, экономически, через санкции и давление им не выгодно содержать Крым, и лучше дипломатическим путем его вернуть. Я считаю, что так оно и случится. Воевать и проливать кровь - это бессмысленно. Надо делать разумно и призывать мир помогать. А как нам мир может помогать, когда у нас каждую неделю какие-то коррупционные скандалы и депутаты друг друга бьют в Верховной Раде? Таким образом мы никогда не вернем Крым. Когда мы наведем порядок в нашем государстве, тогда можно говорить о возвращении территорий дипломатическим путем.

Источник: УНН
Loading...
Loading...
SELECTORNEWS - покупка, обмен и продажа трафика
загрузка...
Погода, Новости, загрузка...