Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Осведомленность граждан объединяет страну
пятница, 17 ноября 2017 21:43
Публикации: Политика

Количество украинцев в тюрьмах РФ растет изо дня в день - Лутковская

Количество украинцев в тюрьмах РФ растет изо дня в день - Лутковская

Валерия Лутковская

КИЕВ. 20 октября. УНН. Количество заявлений от родственников о том, что гражданин Украины выезжает на заработки в РФ и оказывается там за решеткой, постоянно увеличивается, поэтому достаточно трудно сказать, сколько украинцев на сегодняшний день содержится под стражей в России. При этом в украинских тюрьмах сейчас находится более 300 россиян. Об этом, а также об общении с уполномоченным по правам человека Российской Федерации Татьяной Москалькова, о гауптвахтах для военнослужащих, соблюдении прав человека в учреждениях пенитенциарной системы и прочем рассказала в интервью УНН Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Валерия Лутковская.

- Известно, что происходили переговоры по обмену заключенными - гражданами РФ, которые находятся в тюрьмах в Украине, и украинцев, которые находятся в тюрьмах России. Но переговоры сорвались. Или они сейчас продолжаются и какая ситуация?

- Ничего не могу сказать и прокомментировать в связи с тем, что эти переговоры проходят на другом политическом уровне, не на моем.

- По Крыму. Были ли Вы у крымских татар, которые находятся в тюрьме в Крыму и в каких условиях они содержатся?

- Собственно, мое предложение Татьяне Москальковой (уполномоченному по правам человека в РФ - ред.) посетить Украину и граждан РФ на территории Украины базировалась на том положительном опыте, который у нас был, когда в декабре 2016 года я имел возможность пообщаться с Ахтемом Чийгозом, с Мустафой Дегерменджи, с Али Асановым, которые тогда содержались в Симферопольском следственном изоляторе и госпожа Т.Москалькова имела возможность посетить николаевский следственный изолятор для того, чтобы пообщаться с двумя гражданами - они были и гражданами Украины, и гражданами РФ. Поэтому такой опыт был, был весьма положительным и очень рассчитываю на то, что мы продолжим эти шаги. Если мы один раз такое сделали, то это означает, что мы уже больше доверяем друг другу и мы можем это продолжить и со следующими случаями, когда будут такие посещения.

- Ильми Умерову крымский суд определил наказание в виде колонии поселения. Обращались ли вы с запросом на посещение его там для проверки условий его содержания?

- Да. Я обращалась не только относительно того, чтобы проверить условия, но я обращалась к Татьяне с просьбой вмешаться в пределах ее мандата в эту ситуацию, в связи с тем, что выезд Ильми Умерова потенциальный с территории Крыма с целью наказания мог настолько повредить его здоровью, что это имело бы непоправимые последствия. Согласно с такой гуманитарной точки зрения я очень просила вмешаться ее в ситуацию в рамках мандата. Пока, к сожалению, ответа нет.

- Есть официальные данные о том, сколько украинцев находится в тюрьмах РФ и сколько россиян находится в украинских тюрьмах?

- Относительно граждан РФ, находящихся в тюрьмах Украины, мы действительно имеем такую ​​информацию. Это чуть больше 300 человек (которые отбывают наказание - ред.) за различные преступления. То есть я в этом случае никак не скажу, что это только какие-то политические события. А по (количеству - ред.) граждан Украины, находящихся на территории РФ, сказать довольно трудно, потому что у нас постоянно увеличивается количество заявлений от родственников о том, что гражданин Украины выезжает на заработки, чаще всего курьером, на территорию РФ и в какой-то момент оказываются под стражей в связи с тем, что он перевозил или смеси, которые запрещены в соответствии с законодательством РФ, или у него находили какие-то наркотические средства, например, когда человек перевозил холодильники. Поэтому количество украинцев под стражей на территории РФ увеличивается с каждым днем.

- Я так понимаю, аналогичная ситуация и с крымскими татарами?

- Да, ситуация такая же, в связи с тем, что постоянно проводятся обыски, задержания и, скажем так, давление с помощью уголовного права на крымских татар. Соответственно так же увеличивается количество этих людей, которые оказываются под стражей.

- Знаю, что после событий в Одесском СИЗО там проводилась проверка. А проверяли другие учреждения пенитенциарной системы и какая там ситуация?

- Дело в том, что мы не проверяем. Это не проверка как таковая в нашем понимании, мы проводим мониторинг, но такой мониторинг пенитенциарной системы Украины проводится постоянно. Это одна из задач, которая стоит перед мной как руководителем национального превентивного механизма в Украине.

Соответственно и создан департамент национального превентивного механизма, где есть подразделение, которое занимается исключительно пенитенциарной системой. Есть другие подразделения, которые занимаются системой других правоохранительных органов, есть подразделение, которое занимается социальными местами несвободы, потому что такие тоже существуют, а также по тем местам несвободы, которые входят в систему Министерства здравоохранения, Министерства образования и науки. Кроме того, у нас есть около 200 мониторов, которые являются представителями гражданского общества, которые прошли специальные тренинги и обученные, каким образом проводить и видеть именно во время мониторингов в пенитенциарной системе или, например, в детских учреждениях. И такие мониторинги проводятся постоянно в течение года, пожалуй, даже и сейчас, я не уверена, потому что не всегда знаю, где находятся сотрудники секретариата, но не исключаю того, что даже сейчас проходит мониторинг очередного учреждения пенитенциарной системы.

- Кстати, в каких заведениях пенитенциарной системы чаще всего нарушают права заключенных, задержанных?

- Вы имеете в виду заведения МОН, Минздрава, пенитенциарной системы?

- Да.

- Есть разные уровни прав и разная продолжительность нарушений. Можно говорить о том, что нарушаются права человека, например, в гериатрических учреждениях (учреждения, которые занимаются лечением болезней старческого возраста - ред.). Человек там находится довольно длительное время, а если там ненадлежащие условия, если человек имеет не очень хорошее здоровье, человек не может самостоятельно двигаться, он постоянно лежит, то длительное время негуманного отношения к этому человеку может привести к очень тяжелым последствиям. Говорить, что это чаще всего нарушение, я не стану, но это тоже нарушение, которое влияет на человеческое достоинство и мы это достаточно часто видим.

В пенитенциарной системе есть так же большое количество проблем, которые связаны с одной стороны с тем, что мы получили учреждения следственных изоляторов, например, которым уже 300 и больше лет. Сделать там нормальные человеческие условия пребывания довольно сложно, их невозможно отремонтировать и привести в соответствие с европейскими стандартами. Да, надо решать систему комплексно, я с этим вопросом согласна, но как решить эту проблему, это вопрос уже в Министерство юстиции, которое на сегодняшний день отвечает за пенитенциарные учреждения.

Есть проблемы, связанные с взаимоотношениями администрации пенитенциарной системы и теми, кто содержится в этих учреждениях. Это тоже огромная проблема, которая существует и которую необходимо решать. Потому что мы каждый раз, когда проводим реформу, мы каждый раз предлагаем изменить, скажем так, внешний вид, ликвидировать ГПтСУ и перевести всех сотрудников на работу в Минюст - хорошая идея, но эта идея никоим образом не решает философию системы. Философия системы на сегодняшний день исключительно карательная и соответственно взаимоотношения между администрацией и заключенным базируются с учетом этой системы. Если бы у нас была система другая, система была перевоспитать человека и выпустить в общество нормального члена этого общества, то были бы и другие отношения. Но, к сожалению, реформа в этой части абсолютно не предусмотрена. И даже в новых положениях, в новых законодательных актах, которые должны сейчас рассматриваться в парламенте, вопрос ресоциализации осужденных даже не рассматривается вообще как таковой.

- Планируете ли выходить с инициативой, например, в Минюст, чтобы урегулировать этот вопрос?

- Я думаю, что не с Минюстом, а скорее с комитетом, который занимается этим вопросом в парламенте. Ведь именно там происходит экспертное обсуждение тех предложений, которые прислал Минюст, которое проводится совместно с представителями общественности, очень заинтересованной в том, чтобы у пенитенциарной системы появилось человеческое лицо.

- Хотела еще поинтересоваться состоянием гауптвахт. Проводили проверку там? Какая там на самом деле ситуация и в каких условиях содержатся военнослужащие?

- Гауптвахты, так же как и другие места несвободы, так же как учреждения пенитенциарной системы, находится под мониторингом, мы постоянно там находимся и есть специальный отдел, который этим вопросом занимается. Ситуация разная, в зависимости от того, когда построена гауптвахта и насколько она соответствует сегодня стандартам установленным. Как только находим такие, в которых условия недопустимы, мы соответственно обращаемся в Министерство обороны с просьбой срочно принять меры в связи с тем, что находиться там невозможно. Что касается военнослужащих, то возникает несколько иная проблема, собственно, по решению в том числе.

На сегодняшний день есть норма, которая предусматривает, что если задержан военнослужащий, он должен находиться не в следственном изоляторе, а на гауптвахте под контролем командира воинской части. Но практика сложилась таким образом, что если вы зайдете, например, в следственный изолятор не так далеко от зоны проведения АТО, вы найдете большое количество военнослужащих, находящихся на предварительном задержании в следственном изоляторе. Хорошо это или плохо - огромный вопрос. Но я объективно понимаю, что готовности гауптвахт в таком количестве еще и с надлежащими условиями на сегодняшний день в зоне АТО нет. А решение суда о том, что лицо должно быть задержано, есть и, соответственно, его надо выполнять. Поэтому это вопрос, который мы также обсуждаем с Министерством обороны о том, как быть и каким образом унифицировать ситуацию с военнослужащими, которые задержаны, где они должны находиться в это время и какие условия самое главное должны быть по ним.

- Замечания Омбудсмена выполняются пенитенциарной системой, Министерством обороны?

- Мы стараемся каждый раз по результатам каждого мониторингового визита сформулировать рекомендации и направить в тот орган, который отвечает за условия в конкретном учреждении. Здесь существует несколько уровней желания услышать рекомендации. Потому что есть рекомендации, которые, разумеется, предусматривают дополнительное финансирование, когда речь, например, идет о том, что необходимо отремонтировать камеры, так как в них грибок, недостаточно площади на количество заключенных и т.д. Это невозможно сделать за один день и мы это прекрасно понимаем. Такие рекомендации даются, но это основание для Министерства юстиции обратиться в Министерство финансов, в правительство с просьбой предоставить или дополнительные деньги, или предусмотреть в следующем году...

Есть определенные рекомендации, которые не касаются каких-то финансовых затрат. Например, когда в гериатрическом пансионате лежачие больные, которые не могут самостоятельно выйти на улицу, находятся на втором этаже, а те, которые могут передвигаться, находятся на первом этаже. Это не правильно. Это означает, что те, кто на втором этаже, никогда не увидят солнечного света и это означает, что надо просто элементарно изменить места пребывания людей на этажах. Как только они (лежачие больные - ред.) окажутся на первом этаже, их даже санитарка сможет вывезти и они смогут посидеть на солнышке и посмотреть на голубое небо. Это не требует большого количества денег. Соответственно, такая рекомендация, мне кажется, должна быть выполнена быстрее. Поэтому когда мы проводим ad hoc визиты, повторные визиты в места, где мы уже побывали, мы как раз и смотрим на то, выполнены ли наши следующие рекомендации.

Но при этом мы должны понимать, что существует разный уровень ответственности за определенные места несвободы. Если министерство юстиции отвечает за всю пенитенциарную систему, то, например, в системе социальных мест несвободы есть определенные места несвободы, которые находятся в компетенции местных органов власти, а политику определяет, например, Министерство социальной политики. Соответственно, если местные органы власти не выполняют свои полномочия, то мы обращаемся в Министерство социальной политики, чтобы изменить политику в отношении этих мест несвободы.

Источник: УНН
загрузка...
Погода, Новости, загрузка...