Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Спасибо врачам, спасающим страну!
Эксклюзив: Общество
175140

“На 8 коек - 48 врачей”: как во время пандемии коронавируса в Николаевской области уничтожают единственную “инфекционку”

“На 8 коек - 48 врачей”: как во время пандемии коронавируса в Николаевской области уничтожают единственную “инфекционку”

Светлана Федорова

Ссылаясь на некие требования Офиса президента в области банкротят единственную инфекционную больницу, а ее главврача обвиняют в выплатах медикам ковидных надбавок в полном размере 

КИЕВ. 3 июня. УНН. В конце мая стало известно, что КНП “Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний” намерены лишить финансирования, и так называемого “ковидного пакета” (средства, предоставляемые на лечение больных, диагностику и выплату зарплаты врачам). Участие в этом принимает Национальная служба здравоохранения Украины, которая отказывалась вносить больницу в список-медучреждений для обеспечения “ковидного пакета”. В НСЗУ заявляли, что обустройство больницы якобы не соответствует требованиям, по которым предоставляются такие выплаты. При этом, озвученные правила нигде не прописаны, а представитель НСЗУ Дмитрий Самофалов заявляет, что “таковы требования Офиса президента”.

Глава Николаевского областного совета Анна Замазеева обратилась в Николаевскую облгосадминистрацию с просьбой провести анализ деятельности областной инфекционной больницы Николаева на предмет нарушений, выявленных Госаудитслужбой.

2 июня в больницу приехали представители областного совета Николаева с проверками. Облсовет не устроил тот факт, что главный врач больницы Светлана Федорова вынесла ситуацию на государственный уровень, и из-за игнорирования местной власти и НСЗУ просьб профинансировать больницу - инициировала “ковидный депозит”, откуда выплачивала медицинским работникам заработные платы.

Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний - единственная инфекционная боксированная больница в области, отстроенная согласно европейским стандартам, и на 100% снабженная аппаратами искусственной вентиляции легких. О том, что происходит в больнице, и какие дальнейшие действия будут предприниматься, в интервью УНН рассказал главный врач КНП “Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний” Светлана Федорова.

Какая ситуация сейчас с финансированием? Подписали ли вам “ковидный пакет”?

На июнь нам пакет не подписали, впрочем, как и ни одной больнице. Но, благодаря тому, что мы донесли об этом до ведома Киева, за что меня сейчас и упрекает глава областного совета, нас хотя бы внесли в список больниц, которым, может быть, подпишут этот “ковидный пакет”. Деньги по “ковидному пакету” (хотя у нас подписаны на апрель и май), за апрель мы получили только вчера утром. Сегодня уже 3 июня, и вот будет ли подписан этот пакет на июнь - я не знаю. Более того, они еще не определились, какие должны быть требования для “ковидного пакета”. То представитель НСЗУ (Национальная служба здравоохранения Украины - ред.) говорит, что должно быть не меньше 170 коек. Вчера он говорил, что должно быть 140 коек. Но нам это не очень важно, мы можем развернуться и до 170. Дальше говорит, что нужно 16 бригад: 8 анестезиологических, и 8 - не анестезиологических. Ни в одном стационаре Украины, даже в центре Тодурова (Институт сердца – ред.) нет столько бригад. Как вы себе представляете – на 8 коек 48 врачей?

На вопрос: почему нас не вносят в перечень больниц, а Новобугскую Центральную районную больницу, где нет ни одного анестезиолога, (при том, что у нас 8 работников), где нет кислорода, зато есть на бумаге нарисованные 200 коек, и нет ни одного бокса - вот эту больницу вносите. А нас, отстроенную по европейским стандартам, боксированную, со 100% обеспечением коек-кислорода - нет в списках. Учитывая, что даже если мы развернёмся до 170 коек, у нас все равно каждое койкоместо будет обеспечено на 100% кислородом, чего нет во многих киевских больницах. Ни на один мой вопрос представитель НСЗУ толком ответить не может. На сегодня пакеты не подписаны, требования не выдвинуты, и даже проекты этого пакета не разосланы.

Выделяется ли сейчас что-то из областного бюджета?

Областной бюджет не выделяет ничего. Хотя мы каждую неделю регистрируем письма на главу областного совета - они наши собственники, как они указывали. Каждую неделю я пишу письмо, мы ставим входящий номер, но заканчивается это тем, что глава облсовета пытается меня наказать, пишет, что я какие-то тяжкие проступки совершаю.

Сколько сотрудников в больнице? Сколько из них переболели коронавирусом?

В больнице всего 186 сотрудников. Из них за прошлый год ни один человек не переболел. На сегодняшний день, переболело 3 человека. Санитарка, но заражение было не в больнице, подхватила дома, там вся семья болела. И два человека, мы расценили это, как внутрибольничное заражение.

Сколько пациентов прошли лечение у вас с начала пандемии коронавируса?

Около двух тысяч пациентов прошли лечение с момента начала эпидемии коронавируса.

Сколько койко-мест? Сколько из них заполнены?

На данный момент, у нас в больнице 110 коек, у нас всегда так. С момента разворота пика эпидемии, мы можем развернуться до 150. Максимальное число, которое у меня лежало 2 месяца назад - это 156 человек. На сегодня заполнено 63 койко-места.

Какие именно к вам претензии?

Меня обвиняют в том, что я донесла ситуацию до ведома Киева. НСЗУ снизила глобальную ставку по “ковидному пакету” без объяснений. Она была 6,9, а снизили до 4. Кто? Почему? Патология не изменилась, НСЗУ, наверное, из-за нехватки бюджета просто снизила глобальную ставку. Чтобы вы понимали, это сразу за одно и то же количество пролеченных в месяц больных вместо 4,7 миллиона - мы получаем 3. То есть, даже 4,7 млн - это впритык, это даже на зарплату не хватает, а 3 - так тем более.

То есть, НСЗУ снижает глобальные ставки. Эпидемия снижается. При этом, у нас по всем больницам области лежат по 2, 3 человека. Все цепляются за ковидный пакет, в надежде его получить, вместо того, чтобы мы все сейчас смогли бы этих больных сосредоточить в одном месте. То есть, нет управленческого решения облсовета, нормально прописанного маршрута пациента. Я даже больше скажу, мне люди звонят и просят перевестись, а их не отпускают – медсестры и врачи становятся строем и не выпускают из больницы. В Баштанке человек уже четвертый день не может перевести маму, хотя там на всю больницу лежит 3 человека, но люди лихорадочно цепляются за ковидный пакет. Я вчера это озвучила. У нас сейчас не красная зона. Одно дело, когда переполнены мы, а мы сейчас заполнены наполовину, и можем развернуться дальше. Мы можем сейчас всех больных взять на себя. Но никто этого не делает. Зачем-то в список вносят городские больницы, где по 2-3 человека лежат, где куча проблем.

Медицинские работники получают сейчас надбавки?

За май я выплатила, опять же, благодаря прошлогодним сэкономленным деньгам. То, что давал раньше областной совет, я могла премии людям раздать. Потому что они тут действительно убивались, и работали мы одни целый год. Другие больницы не вступали до сентября. С февраля по сентябрь мы работали сами на всю область. При этом, руки чесались, можно было, помимо 300%, доплатить премии, и я имела право. Но я понимала, что с января будет дырка в бюджете. Поэтому, это была моя личная идея, за что меня сейчас и “расстреливают”, хотя я и имею на это право - на депозит, с которого я сейчас плачу зарплату. За май мы выплатили вовремя. Естественно, не 300%. Но мы старались считать по часам, совещались, составляли график, даже пытались высчитывать минуты нахождения в “грязной зоне”, хотя это бред, но по-другому нельзя было.

Вчера была комиссия из представителей областных властей. Что решили?

Да, это была глава Областного совета. Я не совсем поняла формат комиссии, мне не предоставили протокола. Я тоже депутат облсовета, и более того, я член медицинской комиссии облсовета. Глава облсовета взяла каких-то двух депутатов, ей подвластных, взяла человек 5 своих советников. Я попыталась выяснить, если это выездное заседание комиссии, то почему не предупредили меня? Если это проверка, то где предписание на проверку? Если это сессионное решение, то есть, глава облсовета обозначила себя, что “сессия - это я”. Я говорю - позвольте, сессии не было, сессия не созывалась. Ну, мне так и не сказали, что это было. Я называю это “ворвались с наездом”.

Чтобы вы понимали, благодаря постам и распространению, из сел приезжали к больнице люди. Дождь льет, мы с секретарем давай отправлять их назад, уговаривали их разъехаться, давали теплый чай. И хотя “комиссия” собиралась приехать в 9, их люди ходили тут и смотрели, когда все разъедутся. Остались самые стойкие, которые кричали, что больницу не оставят. Более того, я инициировала, чтобы мы вышли с этого зала, пациенты были возбуждены. Я уже завела к себе в кабинет, просила без скандалов, но я не ожидала, что будет такая реакция собственника.

Что решили на этом заседании?

Решили, что я нехороший человек, раз уж выношу проблему на всеобщее обозрение, что-то со мной надо делать, но что - они придумают позже.

Какие Ваши дальнейшие действия?

Со своей стороны, я буду пытаться, все-так, добиться от Минздрава, от НСЗУ каких-то правил подписания “ковидного пакета”, потому что на сегодня их нет. Моя задача - сохранить больницу, как минимум, путем подписания пакета. Дальше, если мне будут выговоры, а мне хотят их вынести за прошлый год, когда нынешняя глава облсовета даже не была депутатом. И за тот же период, у меня есть грамота Кабинета Министров Украины, подписанная для меня лично премьер-министром Денисом Шмыгалем, грамота Верховной Рады, 5 орденов, медали. И вот теперь глава облсовета хочет вынести выговор, и на основании этого выговора меня уволить. Естественно, если это начнется, а это начнется, причем, при поддержке разных сил, с которыми у нее связи, и которым она заплатит - я буду обращаться в суд, в разные правоохранительные органы. В прошлом году, прожив тут на работе год, платя людям зарплаты - это единственное нарушение, которое они нашли. Все платилось по приказам, согласно постановлениям КМУ. Это и юристы, и правоохранители проверяли. Более того, Государственная служба по вопросам труда проверила, и не нашла ни одного правонарушения. А вот облсовет считает, что я неправильно платила. Поэтому, я считаю, что это неверное представление собственника. Потому, пока будет хватать сил и средств, я буду отстаивать в суде, в том числе и свое имя.

Когда и как все началось?

Практически каждую неделю я отсылала письма в управление охраны здоровья, и на главу областного совета каждую неделю отсылались письма с четким расчетом о том, сколько не хватает, что ситуация критическая, что есть недофинансирование, а пакет не подписан. Но реакции не было никакой, то есть, мне никто не отвечал.
И когда на прошлой неделе я узнала, что нас даже не вносят в список, который повезли в Минздрав - я задала вопрос - на каком основании нас не вносят в списки? Мне сказали, что нас будет отстаивать заместитель губернатора, потому что требования такие: хирургия, многопрофильность, сумасшедшее количество бригад, 200 коек. Я попросила показать, где эти требования прописаны. На что представитель НСЗУ Самофалов сказал, что это требование Офиса президента. Эти требования были озвучены только на словах. Нигде этого не было прописано.

Тогда у меня не осталось выхода, как выносить все на публику для привлечения Киева. Все это похоже на намерение искусственно обанкротить больницу, потому что она кого-то заинтересовала, но тут я утверждать не буду. По сути, все это выносилось на широкую площадь 31 мая, когда я задала последний вопрос НСЗУ о том, куда мне девать больных, если нам не дают “ковидный пакет” на месяц. На что мне ответили, что не знают. Тогда это стало последней каплей. У меня 186 сотрудников с семьями, которые также нужно содержать. У меня больные пациенты лежат, в том числе, и в реанимации - куда их переводить, никто не говорит и не уточняет.

А если больницу закроют, сотрудников переводить некуда. Мы единственная в области инфекционная больница. А кто будет лечить инфекционные болезни в южном регионе в случае закрытия - это вопросы к властям.

Источник: УНН
Подписывайтесь на канал новостей УНН в Telegram