Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Осведомленность граждан объединяет страну
вторник, 15 октября 2019 13:56
Публикации: Общество
164430

Новосад: наша задача - завершить реформу начальной школы и ускорить старшую школу

Новосад: наша задача - завершить реформу начальной школы и ускорить старшую школу

Что будет с НУШ и когда ждать 12-летку?

КИЕВ. 7 октября. УНН. Одна из самых молодых министров кабинета самого молодого премьера Гончарука Анна Новосад не один год работала в стенах вверенного ей Министерства образования — в команде своей предшественницы Лилии Гриневич. Поэтому у нее не было традиционного месяца вхождения в должность, передачи дел и тому подобное. По выражению ее подчиненных, Анна Игоревна просто пришла и раздала всем задачи. УНН спросил у нового министра, каким образом она будет продолжать начатые при ее предыдущей работе в МОН реформы и что она планирует изменить в намеченном бывшим министром плане их реализации.

— Анна Игоревна, поскольку вы выходец из команды предыдущего министра, логично предположить, что вы продолжите реформы сферы образования, в частности развитие НУШ?

— У нас есть подтверждение того, что этой реформе поверили, поверили, что будут изменения, в том, что школа может быть иной. Поэтому мы не можем это остановить, хотя оно коснулось пока только начальной школы. Наша задача — завершить начальную школу и дальше выработать план внедрения и базовой школы и попробовать варианты, как мы могли ускорить старшую школу, чтобы результаты изменения школы были ощутимыми не только для начинающих, их детей и родителей, но и для других возрастных категорий учащихся.

— Каким образом будет происходить это ускорение?

— Было бы неправильно просто ускорить формально запуск старшей школы, не предоставив под эту цель сеть школ, не предоставив под эти цели нормальные академические лицеи, которые будут иметь соответствующих учителей, соответствующее содержание, соответствующую образовательную среду, которая будет соответствовать академическим направлениям этого лицея. На самом деле, мы сейчас на этапе расчета вариантов, если бы мы могли это запустить и сколько бы это нам стоило — будет ли это пилот, или мы могли бы запустить это на национальном уровне. И кроме того, нам важно, чтобы в реформу верили, а просто сказать тем, кто думал учиться 11 классов, что отныне они будут учиться уже 12, и при этом не показать перспективы, чем качественно будет отличаться новая школа, что такое академический лицей и в чем его преимущество, не имея подготовленной по всем направлениям базы старшей школы, будет неправильно и некорректно. Запилотировать сеть очень трудно, поэтому мы еще думаем — взяли себе паузу, чтобы точно посчитать, сколько это будет стоить.

— Когда, по вашему мнению, может быть запущена реформированная старшая школа?

— В моем идеалистическом представлении старшая школа могла бы стартовать с 2024 года, если бы мы ускорили цикл базовой школы — 7-9 классы — и подготовили за 4 года сеть школ, учителей, пространство, но это огромная работа. И мы понимаем, что если мы оставим это до 2027 года, то шанс, что оно доживет до того времени и будет реализовано, существенно уменьшается.

— Готовы к запланированным вами изменений сами учителя и воспитатели?

— Не будем наивными, высшие учебные заведения, которые сейчас готовят будущих педагогов, не синхронизируют свои программы, по отдельным исключениями, с тем, что заложено в НУШ. Именно поэтому мы вынуждены делать масштабное повышение квалификации учителей. Так, продолжается повышение квалификации учителей начальной школы — мы хотим завершить его уже в этом году. Большая работа еще с подготовкой воспитателей и с их повышением квалификации, это направление, которое мы отдельно должны разработать.

— Еще предыдущая команда МОН анонсировала реформу дошкольного образования. Каким образом видите эту реформу вы?

— Мы бы хотели начать с содержания, и начать в ближайшее время. Сейчас идет обсуждение, как вообще мы можем подойти к дошкольному образованию. Мы бы очень хотели, чтобы у нас было прямое быстрое магическое влияние на качество дошкольного образования, но у нас такого влияния нет, поскольку этот вопрос местных органов власти, с другой стороны, это не является обязательным этапом, поэтому запустить процессы изменений в дошколье будет немного сложнее, чем в школе. Но изменение содержания и его синхронизация с НУШ — это первое, за что можно взяться. Мы бы хотели, чтобы дошкольное образование стало логическим приоритетом, который охватывает детей раннего возраста. Но должна быть связь между содержанием НУШ и базовым компонентом дошкольного образования. И это одна из наших задач — обновить базовый компонент — так сейчас называется стандарт дошкольного образования, чтобы эти два документа, две философии, два подхода были логически объединены, и те компетентности, которые заложены как ключевые в НУШ, уже брали свое начало в дошкольном образовании, но с привязкой к возрастным особенностям ребенка. В первую очередь, это воспитание. Детский садик не должен быть таким местом, куда вы приводите ребенка на хранение. С одной стороны, должно быть создано современное безопасное образовательное пространство, с другой стороны, методики взаимодействия воспитателей с детьми, детей между собой, должны, собственно, уже быть построены на этих ключевых компетенций, которые позже перейдут в НУШ.

— Когда именно эти изменения будут воплощаться в жизнь?

— Я не хочу сейчас давать какие-то прогнозы, но наша рабочая версия, что, по крайней мере, до конца года мы могли бы выйти с обновленным базовым компонентом, с проектом изменений в закон о дошкольном образовании. Но когда мы говорим о более широкой реформе, конечно, нам нужно думать вместе с другими министерствами, совместно с органами местной власти, как мы можем друг друга поддержать, чтобы развить сеть дошкольных учреждений различных форм, потому что мы можем иметь прекрасный смысл, но если вам некуда ходить, это уже совсем другой уровень проблемы.

— А как по вашему мнению, должно быть дошкольное образование обязательным — например, как элемент подготовки ребенка к школе?

— Это всегда будет выбором отдельной семьи, человека, идти в дошкольное учреждение или нет. Мониторинговое исследование, которое проводил УЦОКО в прошлом году, показало, что те дети, которые посещали садики хотя бы год перед школой, имеют лучшие результаты в начальной школе. Впрочем дошкольное образование не должно стать самоцелью — то есть нельзя отдавать ребенка в садик только для того, чтобы он был готова к школе. Мне кажется, что с отменой конкурсов (при поступлении ребенка в школу — ред.) и отпадает то неформальное принуждение, но, конечно, надо понимать, что это элемент определенной социализации ребенка. Хотя и просто отдать ребенка в любое дошкольное учреждение — это тоже не выход: дошкольное учреждение должно быть качественным, иначе это может иметь, наоборот, отрицательные результаты.

— Как вы планируете реформировать высшее образование?

— Мы хотим немного перевернуть ситуацию, когда у нас чрезвычайно высокий процент людей идет в высшую школу и чрезвычайно низкий процент людей идет в профессионально-техническое образование. Такая инфляция дипломов высших учебных заведений не ведет ни к чему хорошему — те выпускники вузов, которые выходят на рынок труда, фактически неконкурентоспособными, они не могут найти работу по специальности, они не могут получить хорошую заработную плату. Поэтому мы хотели бы повысить все же спрос на профессионально-техническое образование, стимулировать через различные инструменты выбор абитуриентами профессионально-технического образования.

В высшем образовании мы должны перейти от ситуации, когда мы удержим на довольно низком уровне огромную сеть заведений в пределах и так небольшого финансирования, при этом не стимулируем лучших. Инструмент изменения финансирования мы рассматриваем как возможность начать создавать конкурентные условия для университетов. Хотим сделать так, чтобы университеты получали больше за достижение определенных показателей, поскольку нынешняя система финансирования, основанная на государственном заказе, не стимулирует университет к тому, чтобы работать лучше и больше для того выпускника, который по окончании университета будет конкурентоспособным на рынке труда.

Это в определенном промежутке времени, в том числе, приведет к сокращению тех университетов, которые будут способны достигать определенных критериев качества. Конечно, это все должно идти одновременно с автономией вузов, поэтому мы будем приоритетно над этим работать, но перед этим мы должны немного изменить подход к управлению — наши руководители высших учебных заведений должны стать не тем, кого избирают на десятилетия вперед, а теми, кто является эффективными менеджерами со стратегическими планами развития университета. Сейчас нарабатывается набор критериев — трудоустройство будет одним из них. Для этого мы в следующем году хотим сделать электронную систему мониторинга трудоустройства (выпускников вузов — ред.), для этого закладываем соответствующие бюджетные средства. Надеюсь, уже в следующем году мы сможем ее запустить.

— Сколько учреждений высшего и профессионально-технического образования должно остаться и какие из них должны исчезнуть?

— Это было бы спекулятивно называть какие-то конкретные цифры, но, очевидно, в Украине есть заведения, которые нужно оптимизировать, закрыть, не дожидаясь каких-то будущих изменений, пока к ним перестанет поступать финансирование. Есть заведения, которые, банально говоря, просто издеваются над своими студентами, особенно над иностранными студентами, которых они набирают в несуществующие университеты, где у них забирают документы, и это все называется “государственный университет”.

Кроме того, у нас более 700 заведений профессионально-технического образования, и мы хотим сделать аудит сети и вместе с регионами посмотреть, где направления подготовки просто совпадают. В одной области может быть 4-5 ПТУ одного направления, то, возможно, стоит вместо них сделать один хороший профильный центр профессионального совершенства, в который мы вложим средства и сможем готовить лучших специалистов, но до этого аудита мы хотели бы привлекать работодателей, которые нам скажут, где они видят свою потребность в рабочих кадрах.

— Будете ли вы реализовывать реформу в научной сфере — в частности, воплощать грантовое финансирование, которое анонсировала еще предыдущий министр?

— Ключевая цель нашей политики — создание условий для ученых, которые хотят жить и работать в Украине. Поэтому нам нужно понять, какие конкретно проблемы не позволяют нашим ученым качественно проводить исследования. Это, конечно, также пересмотр финансирования. Нам надо развивать грантовое финансирование. Я очень надеюсь, что Нацфонд исследований запустится в ближайшее время. На следующий год, по общей позиции с Министерством финансов, мы закладываем им чуть больше 500 млн грн на грантовое финансирование для поддержки лучших научных коллективов и отдельных ученых.

Также мы очень хотим, чтобы поддерживалась университетская наука, потому что фонд будет предоставлять отдельные гранты, но мы институционально будем поддерживать те университеты, которые являются хорошими научными центрами. Сейчас мы финансируем около 100 университетов, а это не эффективно. Кроме того, мы должны поддержать молодых ученых на старте их карьеры и в течение первого периода, когда они начинают свою научную деятельность. Найти дополнительные источники для поддержки молодых ученых грантами, стажировками, участием в научных конференциях — это то, что мы уже предлагаем рассмотреть как приоритетное направление в Фонде Президента, который будет на следующий год.

— Как будет распределен образовательный бюджет на следующий год?

— Этот проект бюджета был подготовлен предыдущим составом правительства в пределах тех физических налогов, которые нам были доказаны. Мы попытались уже к первому чтению отдельные вещи поправить, где мы изменили подход к бюджетным программам, где мы совместно с Минфином немного перераспределили средства, но в принципе объемы бюджета и направления остались очень похожими к тому, что мы сохраняем расходы на НУШ в объеме 1, 4 млрд грн, сохраняем субвенцию на инклюзии, на модернизацию профессионально-технических учебных заведений. Для большей прозрачности финансирования высших учебных заведений в части их капитальных расходов, развития университетов мы в проекте бюджета предусмотрели создание так называемого Фонда развития высшего образования, через который прозрачно и по-целевому будут поддерживаться отдельные проекты развития — восстанавливать кампусы или создаваться отдельные лаборатории, закупаться исследовательское оборудование для университетов.

— В проекте бюджета пока не предусмотрено запланированного ранее повышения зарплат педагогам. Будет ли устранена эта проблема ко второму чтению?

— В том проекте бюджета, с которым мы начали работать, в пределах тех предельных расходов, которые были доведены Министерству финансов еще в августе, объемы на заработные платы учителей остались на уровне этого года плюс индексация. Мы же, как Министерство образования, должны выполнять нормы закона и до 23-го года, в соответствии с законом об образовании, должны повысить зарплату до 4 прожиточных минимумов. И это нужно начинать уже, а не в 22-м году. Поэтому сейчас, ко II чтению, мы должны совместно с Минфином, с премьером, с народными депутатами понять, в каком объеме мы можем эту заработную плату повысить. Конечно, и постановление о повышении заработных плат требует огромных средств. По нашим расчетам, это около 19 млрд грн, Министерство финансов посчитало, основываясь на информации из самых регионов, 45 млрд грн. Это те средства, которые нам нужно, чтобы выполнить постановление с 1 января 2020 года. Их нужно где-то найти, потому ко II чтению будем думать, из каких источников доходов мы можем эти средства изобрести и как нам двигаться системно в сторону повышения заработных плат. У нас есть несколько вариантов, как решить этот вопрос.

Источник: УНН
Подписывайтесь на паблик-чат УНН в Viber и канал новостей в Telegram