Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Мы знаем все и даже больше
Публикации: Политика
77145

Будет ли жить "Восточное партнерство"? Стефанишина рассказала, почему саммит в Брюсселе превысил ожидания Украины

Будет ли жить "Восточное партнерство"? Стефанишина рассказала, почему саммит в Брюсселе превысил ожидания Украины

Ольга Стефанишина

Это был наиболее политический саммит с начала существования Восточного партнерства

КИЕВ. 17 декабря. УНН. В среду, 15 декабря, в Брюсселе прошел долгожданный шестой саммит Восточного партнерства (ВП). Как говорил министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, по результатам этого мероприятия инициатива либо выйдет на новый виток развития, либо “умрет”. О том, удалось ли сохранить жизнь ВП и чем нынешнее мероприятие отличался от всех предыдущих, в интервью УНН рассказала вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина, которая вернулась из Брюсселя.

– Какие Ваши впечатления от саммита? Считаете, что это был успех, были ли нюансы, которые можно было бы улучшить?

Я бы отделила два основных момента по результатам саммита. Первое – это был наиболее политический саммит с начала существования инициативы "Восточное партнерство", потому что всегда по результатам таких дискуссий принимались в основном какие-то технические решения, которые подпитывали существование этой инициативы. Саммит этого года имел совершенно другой характер, он был действительно политическим, обсуждались глобальные вопросы, вопросы развития систем устойчивости государства, оборонного сотрудничества, сотрудничества по безопасности, вопросы экономического сотрудничества. Большое внимание уделялось вопросам демократических трансформаций в регионе.

Второй момент – это впервые, когда на саммите лидеры в рамках Восточного партнерства обсуждали вопросы безопасности. В преддверии саммита состоялись консультации президента Европейского совета с лидерами Армении и Азербайджана, которые договорились о формировании совместного плана гуманитарного урегулирования. Кроме того, отдельно во время саммита обсуждался вопрос эскалации Российской Федерацией ситуации на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, милитаризация Черного моря, а также действия белорусской так называемой власти вместе с российской по использованию граждан других стран как оружия из-за создания искусственных миграционных кризисов.

То есть это было обсуждение в достаточно откровенном формате. В какой-то момент это был очень закрытый формат – только разговоры на уровне лидеров. И фактически на этом уровне такая откровенная дискуссия проходила впервые со времени существования самой инициативы.

Я сразу хочу отметить, что на самом саммите представителей власти Беларуси не было, потому что так называемая власть не признается демократическим миром. В то же время, накануне самого саммита представители белорусской оппозиции, гражданского общества, находились в Брюсселе, и с ними встречались лидеры ЕС.

- Относительно финального коммюнике саммита имею небольшое уточнение. Так, лидеры ЕС признали "Ассоциированное трио" с Украиной, как мы и хотели. Но там не было конкретики относительно нашей евроинтеграции, перспективы членства. Возможно, мы разочарованы из-за этого?

В декларации саммита Восточного партнерства такие же формулировки, как в двусторонней декларации саммита Украина-ЕС. Новых, скажем так, позиций не появилось.

В то же время все страны Европейского Союза признают европейские стремления Украины, Грузии и Молдовы и признают то, что наши страны объединились для движения в этом направлении. Очень важно, что этот саммит проходит в конце года. Председательствующей страной во время саммита была Словения. Со Словенией Президент Владимир Зеленский вчера (15 декабря - ред.) подписал декларацию о поддержке членства в Европейском Союзе. А уже с начала 2022 года председательство в Совете ЕС берет на себя Французская Республика, пообещавшая за полгода своего председательства представить план реформы ЕС. И уже тогда, я надеюсь, мы сможем рассчитывать на более амбициозные формулировки. Пока двигаемся в рамках такого регионального формата.

Украина настаивала, чтобы формат "Ассоциированного трио" был учтен в декларации. Страны поддержали эту позицию. Так же мы настаивали на отражении общих вызовов безопасности, созданных агрессией Российской Федерации. Эта позиция тоже была поддержана.

Кроме того, для нас важно, что в рамках выполнения Соглашения об ассоциации Европейская комиссия представила крупный инвестиционный план, существенная часть которого (2,3 млрд евро предусмотрено в плане на все страны Восточного партнерства – ред.) будет направлена ​​на поддержку реформ в Украине и фактически сшивание Украины с ЕС через развитие инфраструктуры, дорог, железнодорожного сообщения, а также через поддержку малого и среднего бизнеса.

- Кстати, об этих 2,3 млрд евро – известно ли уже, какая часть будет направлена ​​в Украину? Потому что, насколько я понимаю, это на все 6 стран (ВП).

Да, это на 6 стран. Я могу подтвердить, что как минимум треть этих средств уже ориентирована на пять флагманских инициатив, по которым ведется работа в Украине. Я ее координирую. Вместе с тем, большой пакет инвестиционной поддержки на 7 лет предусматривает возможность аккумуляции до 17 млрд евро и фактически зависит от всех стран, в частности Украины, насколько активно мы будем привлекать эти ресурсы.

- О каких направлениях мы говорим?

В рамках этого саммита мы говорили о пяти направлениях приоритизации соответствующих средств ЕС. Это вопрос логистики и interconnectivity – сообщения. Европейский Союз анонсировал развитие собственного "Шелкового пути". Украина является приоритетной страной в этом направлении. Поэтому развитие погранично-таможенной инфраструктуры – дороги, железная дорога, авиационное сообщение – это все фактически приоритеты, которые создают пространство для того, чтобы у нас не было барьеров в торговле.

Второе направление – это вопрос "зеленой трансформации", энергоэффективности. Европейский Союз направляет дополнительно к средствам, предусмотренным в бюджете, 100 млн евро на программу энергоэффективности в Украине, развитие возобновляемых источников энергии. В частности, это энергоэффективное утепление жилых домов.

Третье направление – это поддержка около 100 тысяч малых и средних предпринимателей, соответственно работающих в сфере, действие которой охватывается Соглашением об ассоциации.

Отдельный блок вопросов – это поддержка тысяч маленьких сельских хозяйств, ориентированных на европейский рынок и производство продукции европейского качества.

И пятое направление – ускорение цифровой трансформации, что предполагает модернизацию общедоступной ІТ-инфраструктуры (серверы, центры обработки данных и т.п.).

Это такие флагманские инициативы, по которым мы работаем сейчас.

Вместе с тем, вчера (15 декабря – ред.) Президент озвучил еще более амбициозные планы в русле начала масштабной термомодернизации, которая, по нашим расчетам, будет стоить примерно 300 млрд грн, а также предложил более амбициозную программу развития логистических цепей поставок продукции в Европейский Союз, и из ЕС в Украину.

- Когда мы сможем начать работу по этим направлениям с привлечением указанных средств ЕС?

Мы фактически завершаем сейчас технические процедуры по согласованию самих соглашений о финансировании. И, в зависимости от готовности каждой из пяти флагманских инициатив, они все будут начаты в 2022 году, некоторые – раньше (это первый квартал 2022 года), некоторые – позже. Все будут начаты в течение 2022 года.

- Министр иностранных дел, господин Кулеба, ранее говорил, что по результатам саммита ВП партнерство либо выйдет на новый этап развития, либо умрет. По результатам саммита, видите ли Вы перспективу модернизации этого формата?

У нас действительно были достаточно сдержанные ожидания от саммита Восточного партнерства. Мы знаем, что Европейский Союз достаточно долго готовился к нему и вкладывал достаточно много и ресурсов, и политического содержания в этот саммит.

В то же время у нас не было завышенных ожиданий. Для нас было важно, чтобы в ходе саммита Восточного партнерства Украина как лидер региона, как лидер самой этой инициативы, увидела в приоритетах Восточного партнерства те направления, которые приоритетны и в двусторонних отношениях.

Вместе с тем, именно завершившийся вчера саммит (15 декабря - ред.) действительно стал площадкой для диалога стран, с которым возможен такой диалог, и в частности встречи на уровне лидеров – это была первая физическая встреча в таком формате при президентстве Владимира Зеленского. Поэтому, скажем так, нынешний саммит немного превысил наши ожидания.

В то же время, у нас, конечно, нет иллюзий, что платформа политики Восточного партнерства станет именно той площадкой, которая позволит Украине достичь членства в Европейском Союзе. Я глубоко убеждена, что это произойдет в рамках двустороннего диалога, и именно в таком диалоге будет принято решение о членстве Украины в ЕС.

Я очень рассчитываю на концепцию будущего Европы, которую представит Эммануэль Макрон и Франция в конце своего председательства в ЕС в 2022 году.

- Накануне появилась информация, что ряд стран ЕС не хотят быстро детализировать возможные санкции против России из-за ее агрессивного поведения в отношении Украины. Возможно, Вы во время пребывания в Брюсселе ощутили определенные сдержанные позиции в этом направлении со стороны некоторых представителей блока.

Действительно, подобные дискуссии были. Президент Украины вместе с другими лидерами, присутствующими на саммите, более 3 часов обсуждали вопросы сдерживания агрессии и безопасности в регионе. Я только могу транслировать позицию Президента, который сказал, что мы должны осознавать, что санкции должны носить сдерживающий, а не реактивный характер и предупреждать любую агрессию, сдерживать такого агрессора, как Российская Федерация, от эскалации и продвижения в направлении военного конфликта. Позиция Украины здесь однозначна: любой сценарий, касающийся усиления санкционной политики, должен рассматриваться как превентивная, а не реактивная мера.

На этом мы настаивали, мы работали с разными странами во время саммита. Могу подтвердить, что большинство стран Европейского Союза поддерживают ужесточение санкционной политики.

Кроме того, по недавнему разговору президента США и президента Российской Федерации, по нашей информации, президент Байден четко озвучил все возможные сценарии развития событий в зависимости от того, насколько агрессивной будет политика РФ. Президент Украины также четко сказал, что независимо от индивидуальной позиции стран Украина имеет только один сценарий в случае военной эскалации – это предоставление военного отпора агрессору. И, конечно, мы готовы к этому.

- Вы сказали о "большинстве" стран, но я так понимаю, что консенсуса нет.

Я могу сказать, что все страны Европейского Союза поддерживают санкционную политику. В то же время уровень жесткости этих санкций варьируется в разных странах. В частности, в странах, где действует российская пропаганда. Это, если говорить по исключению, не наши страны-соседи, не балтийские и не нордические страны.

Кроме того, мы не должны забывать, что в Германии только сформирована новая коалиция, назначен новый канцлер, сформировано коалиционное правительство, поэтому эта позиция еще формируется. Но мы призывали к тому, что мы не должны создавать возможность для шатаний в нашей позиции, ведь мы стоим на пороге возможной агрессии, поэтому должна быть готовность к внедрению санкций.

– Напоследок. Какие выводы из саммита мы для себя сделали и какими будут наши дальнейшие шаги в направлении европейской интеграции?

Я бы здесь охватила и сегодняшнюю встречу (16 декабря – ред.) Президента Украины с Генеральным секретарем НАТО. На пресс-конференции риторика Генерального секретаря была очень четкая, и она несколько отличалась от предыдущей официальной коммуникации. На встрече мы говорили сегодня (16 декабря – ред.) и о том, что в первой половине следующего года НАТО представит стратегическую концепцию на следующие 10 лет, и о саммите в Мадриде. Кроме того, мы говорили о расширении сотрудничества с НАТО, для которого Украина является партнером с расширенными возможностями, а также использовании инструментов присоединения к структурам НАТО, где это возможно.

Фактически общий контекст двухдневного визита заключается в том, что Украина действительно является страной, которая говорит с Европой, с лидерами НАТО и ЕС, на одном языке. Президент Украины совершенно свободно имел возможность доносить свою позицию. Он был услышан. Более того, Украина является той страной, которая ведет цивилизованный диалог, которую слышат, и это, пожалуй, лучший фон для формирования общих позиций относительно будущего Европы, расширения ЕС и НАТО. Я уверена, что без Украины эти решения не будут приняты.

Второй важный элемент – позиция Президента и власти в целом состоит в том, что никаких решений по территориальной целостности Украины и мирному урегулированию не может приниматься без Украины независимо от того, на какой площадке проходит эта дискуссия.

Источник: УНН
Подписывайтесь на канал новостей УНН в Telegram