Українські Національні Новини
інформаційне агентство
Дякуємо лікарям, які рятують країну!
Субота, 04 квітня 2020 12:03
Блоги: Олег Постернак

Меми "АНТИ-ЗЕ": СПОСОБИ НЕ ДАТИ ВИДАВАТИСЯ ПРЕЗИДЕНТОМ

Ничто так не разъедает имидж политика, как удачно запущенный мем. Смешной цепляющий вирусный медиаобъект, способный любой твердый рейтинг превратить в электоральный пепел.

Излишне не нужно рассказывать, как в соседней России зачищают инфопространство от мемов и демотиваторов, связанных с личностью Путина. Украина же пока остается достаточно свободной в цифровом и медийном плане страной, а значит открытой для контентных сражений и троллинговых операций.

Особым планом тут стоит личность Президента Украины. Казалось бы, Зеленский находится в наиболее удачной позиции. Чувство юмора — сильнейше оружие и способ самозащиты. Выходец из специфической сферы шоу-бизнеса, построенной на эксплуатации развлекательного и юмористического контента публики, может легко отбить любой пренебрежительный информационный мусор. Ярлык «наркоман» после памятного вирусного видео к Зеленскому так и не приклеился. И мем умер, так и не выполнив своей роли антимультипликатора рейтинга.

Но это работало ровно до того момента, когда Зеленский не был введен в привычное официозное политическое поле с его типичной атрибутивностью в виде дорогих костюмов, роскошных кортежей и выхолощенных постов в соцмедиа.
Теперь же президент вписан в правила политического battlefield, т.е. поля боя. Время на формирование респектабельного президентского образа еще есть. И новогоднее обращение Зеленского этому как раз и служит. Хотя неблагоприятный социальный фон (бюджет, тарифы, олигархизация новой власти) может обесцветить всю хорошо сделанную работу по постановке задач поиска информационного инструментария удержания власти.

В случае с Зеленским важно еще и то, что как такового политического имиджа собственно Зеленского не существовало.

Ранее же это была удачная накладка «Голобородька» на концертное амплуа, отшлифованное домысливанием избирателя во время выборов. И новые мемы будут направлены прежде всего не столько на разрушение образа Зеленского, сколько на противодействие его формированию в положительном фокусе должности президента.
Погружая избирателя в личные переживания, мем обычно декомпозирует когнитивную картину его мира в вызывает желаемое действие. И это действие совершенно понятно — добиться, чтобы украинский потребитель окончательно убедился, что их президент — некомпетентный, случайный, недалекий управленец, закомплексованный, зависимый от массового одобрения, лайков.

Сейчас работает несколько удачно запущенных мемов, касающихся восприятия Зеленского, но длительно живущими в массовом сознании оказались три.

Первый мем — «бубочка». Это ласкательно-унизительное обращение, распространенное в сети с целью приуменьшения масштаба личности президента, высмеивания его психологической зависимости от обожания. Природа этого слова исключительно в обывательской повседневности и, как правило, его можно слышать при обращении к маленькому ребенку.
Называя Зеленского «бубочкой», создатели и трансляторы мема, показывают, что он как бы не столько состоявшийся мужчина, сколько неокрепший ребенок. К тому же термин этот отсылает к характерной еврейской стилистики, что углубляет стереотипное восприятие персоны Зеленского. Особо популярен сейчас этот мем в среде украинских военных и ветеранов АТО.

Второй мем — «Моника Зеленски». Он появился после скандала с публикацией стенограммы телефонного разговора Трампа и Зеленского, ставшего причиной возможного импичмента. И очень удачно в этой связи вынырнула аналогия с импичментом 42-го президента США Билла Клинтона из-за скандала со стажеркой Моникой Левински.

Почему это один из самых обидных мемов? Потому что он имеет целиком инстинктивную подоплеку, эксплуатируя роль разменной жертвы женского пола, вынужденной вступить в связь с лидером США. К тому же, мемы, созданные на сексуальной почве, эффектнее и быстрее воспроизводятся среди публики. Не при помощи пропагандистской машины РФ этот мем с особым задором крутился в российском сегменте интернета.

Как таковой мем родился в западных СМИ в пик скандала со стенограммой, а точнее во время американского телешоу «Jimmy Kimmel Live!». В ходе монолога на эту тему ведущий Джимми Киммел назвал Зеленского новой Моникой Левински. Затем мем использовали «The New York Times», «Daily Mail», все ведущие американские телеканалы.

Ну и третий мем — «рояль». О том, что есть отрывок из «Вечернего квартала», где тогдашний актер Зеленский вместе с другими артистами будто бы играет на рояле известной частью тела, знали многие. Номер этот был отснят еще в далеком 2010 году и, безусловно, вряд ли кто-то тогда догадывался, что через девять лет заиграет совершенно другими красками. Если бы опять не американское телевидение.

В сентябре на телеканале HBO в шоу «Last Week Tonight with John Oliver» это выступление было удачно продемонстрировано американской публике, ну а затем получило большой резонанс в иностранных СМИ. Отечественные соцсети и СМИ по инерции подхватили эту тему.

Данный мем, безусловно, является шуточным (ведь реципиент прекрасно понимает: когда и для чего этого было снято), но его эффект состоит как раз в другом. Он служит в стратегии оппонентов отличным фоновым усилителем укрепления идеи легковесности, дурашливости, несерьезности личности Зеленского.

Минимальная цель — вызвать у граждан чувство стыда и неловкости за своего президента; максимальная цель — обесценить все его разумные действия. С другой стороны, данный мем, высмеивая институт президента как таковой, прекрасно ложится в ментальную систему украинства, вечно недолюбливающего своих вождей и желающих видеть их в самом курьезном виде.
Могущество мемов состоит в том, что даже если потребитель не согласен с его смыслом или он яро отвергается, они все равно могут порождать мощный дискурс. Самое главное в этой единице коммуникации — смысловое послание. Оно упаковано обычно визуальными и форменными знаками, которые должны резко контрастировать с общепринятым для глаз фреймом (рамкой). Вспомните, ставший всемирным трендом мем «Stoned fox» — потрепанного чучела лисицы или безногого серого «Ждуна» со сложенными человеческими руками.

Чтобы мем зацепил, необходимо добиться его включенность в происходящие события. Посему первым-наперво мемы кружат в среде политически активной тусовки, понимающей как обращаться с такими единицами коммуникации.
Затем наступает черед лиц, которые способны расшифровать мем в силу наличия информации, с которой этот мем коррелируется, но не понимающие его базовое предназначение. Грубо говоря, что-то слышали об импичменте Трампа, помнят кто такая Моника Левински, значит теоретически могут раскодировать мем. Для этой группы лиц мем играет «в долгую». Он помещается в картину восприятия, но «выстрелит» со временем при сопутствующих обстоятельствах.
Ну и третья группа лиц — живущие вне текущей политической коммуникации. Для большой части этих пользователей мем становится не столько надстройкой, сколько основным информационным сообщением, порой единственным элементом новостной осведомленности, полностью формируя необходимое отношение к политику или событию. Для этой группы мем — формирующий признак электорального самоопределения и порой даже голосования. Вот почему мематика стала эффективным оружием. И будет таковой и дальше.

Загрузка...