Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Осведомленность граждан объединяет страну
понедельник, 24 июля 2017 г.23:01
Новости: Политика

Татьяна Слипачук: Ожидать полноценного запуска ГБР без внесения изменений в действующий закон не стоит

Татьяна Слипачук: Ожидать полноценного запуска ГБР без внесения изменений в действующий закон не стоит

В компетенции Государственного бюро расследований должно оказаться фактически весь мощный Левиафан

КИЕВ. 12 сентября. УНН. Об подводные камни в запуске Государственного бюро расследований читайте в интервью УНН со членом Конкурсной комиссии по проведению конкурса на занятие руководящих должностей ГБР Татьяной Слипачук.

Татьяна Владимировна, что такое ГБР и чем оно будет заниматься?

ГБР - это Государственное бюро расследований. Еще одна новая организация в системе правоохранительных органов, еще одна аббревиатура, которая должна в ближайшее время прийти в нашу жизнь. Его главное назначение в соответствии с действующим Законом - это расследование уголовных производств, фигурантами которых являются высшие должностные лица и государственные служащие, а также правоохранители, судьи и прокуроры. На самом деле, уголовные преступления, к которым могут быть причастны упомянутые лица, это не только коррупционные правонарушения, досудебное расследование которых проводится следователями НАБ. Все уголовные производства по другим преступлениям, совершенным такими лицами, будут подследственные ГБР. Кроме того, ГБР "заниматься" представителями НАБУ, САП и некоторыми военными преступлениями. Фактически весь мощный Левиафан должен оказаться в фокусе внимания следственных нового органа в пределах его подследственности. Но так как трансформация правоохранительной системы в Украине проходит в условиях отсутствия целостной концепции реформы правоохранительных органов параллельно со значительным дискредитацией их деятельности и огульным вымыванием профессиональных кадров, то задуманное и полученное в результате очень часто не совпадает.

Не много ли у нас правоохранительных органов? Ведь есть НАБУ, САП, Нацполиция, зачем еще и ГБР?

На мой взгляд, не много, если есть понимание логики их создания, которое, в том числе выражается:

а) в процедуре их создания и б) в подведомственности дел. Не менее важным является и система осуществления надзора за соблюдением законов при проведении оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования. Недопустимо, чтобы осуществление досудебного расследования по любым делам было неэффективным или велось с нарушением норм процессуального законодательства и законных прав граждан, в том числе с нарушением презумпции невиновности, законности, равенства всех перед законом и судом, обеспечение прав и свобод и личной неприкосновенности и т.д. . На сегодня, к сожалению, определенности нет ни по одному вопросу. В том числе и относительно подведомственности дел. Нормы профильных законов несовершенны и несогласованные между собой, о чем уже не раз заявляли специалисты. Не вызывает уважения и "искусственная конкуренция" между НАБУ и САП, которую начало работы ГБР может даже усложнить. Достаточно вспомнить хотя бы случай проведения в НАБУ следователями ГПУ обыска или выемки, который зафиксировал "эмоциональное" выяснения отношений между сотрудниками упомянутых структур.

Если говорить конкретно о потребности в Государственном бюро расследований, то именно планируемое лишение прокуратуры функции досудебного расследования преступлений обусловило необходимость создания ГБР, о чем записано в п.9 "Переходных положений" Конституции. Создание Государственного бюро расследований предусмотрено положениями Заключительных и Переходных положений Уголовно-процессуального кодекса Украины, согласно которым отдельные нормы УПК вводятся в действие со дня создания Государственного бюро расследований. Так, рядом положений УПК (статьи 216, 246 и т.д.) предусмотрено осуществление досудебного расследования уголовных правонарушений не только следователями органов внутренних дел, органов Службы безопасности Украины, органов, осуществляющих контроль за соблюдением налогового законодательства, детективами НАБУ, но и следователями ГБР. Кроме того, напомню, что в свое время и международные правозащитные организации неоднократно призывали Украину ускорить создание бюро расследований с функцией независимого расследования противоправных действий милиции. В целом же данная проблема обсуждается еще с далеких 90-х, хотя конкретные шаги для ее решения сделаны лишь за несколько последних лет. В частности, кроме упомянутого УПК, создание такого органа досудебного расследования, как Государственное бюро расследований, предусмотрено и в Законе "О прокуратуре" в редакции 2014 года. С принятием в 2014 году закона о НАБУ, идея ГБР была несколько отодвинута на второй план, но уже через год закон о ГБР таки был принят парламентом, приобретя силу в марте текущего года. Примерно в это же время была сформирована и конкурсная комиссия по избранию руководства ГБР.

По какому принципу была сформирована комиссия и кто, ​​кроме Вас, в нее вошел?

Комиссия состоит из 9 членов, назначенных по квотному принципу - по 3 человека от Президента, Кабмина и Верховной Рады соответственно. Это ученые, юристы, чиновники и народные депутаты. Собственно, думаю, что через квотный принцип каждый субъект назначения руководствовался собственными мотивами в определении тех, кто будет отвечать за отбор кандидатур на руководящие должности в ГБР. Как по мне, то наиболее понятный и четко профессиональный подход был как раз у Президента, который сделал ставку на научно-практический кадровый ресурс. Что касается остальных, то они, очевидно, соответствуют установленным в Законе требованиям к членам конкурсной комиссии. Из этих требований только одна есть полностью формальной - наличие высшего юридического образования, все остальные - оценочные и отсеивающие критерии.

Работа предыдущих конкурсных комиссий, которые выбирали руководство НАБУ, НАПК, сопровождалась громкими резонансами и скандалами. Удастся комиссии по избранию руководства ГБР обойти старые грабли?

Конечно, мы стараемся учитывать опыт других конкурсных комиссий, заимствовать конструктивные моменты в их деятельности и не повторять явных ошибок. Однако всегда возникают какие-то нетривиальные обстоятельства, когда приходится действовать дискреционно, то есть исходя из конкретной ситуации, и здесь никто не застрахован от споров и возможных ошибок. К тому же, опыт работы предыдущих конкурсных комиссий показывает, что далеко не всегда проблемы возникают вследствие недостатка компетентности и профессионализма самой комиссии (хотя и это, должно быть, имеет место), очень часто причинами сбоев были манипуляции, ажиотаж и попытки сознательно дискредитировать процесс формирования новых правоохранительных структур. Подобные факторы находятся вне работы комиссий и на них трудно повлиять.

Что на данный момент является наибольшей преградой на пути формирования, запуска и полноценного функционирования ГБР?

Такой преградой, по моему мнению, пока основа создания и функционирования ГБР - сам Закон "О государственном бюро расследований". Этот документ является несовершенным и по содержанию, и по технике, а принятие его окончательной редакции депутатами с голоса по существу "добило" этот закон окончательно.

Можете уточнить, о каких именно недостатках идет речь?

Недостатков немало. Взять хотя бы статью 3 Закона, где перечисляются принципы, на которых организуется и действует Государственное бюро расследований. Одной из таких основ указано принцип верховенства права, толкование которого в Законе является деформированным и противоречит нормам Конституции Украины. Далее, берем статью 5, "Задача ГБР", которая определяет подследственность новой структуры. А подследственность, как упомянуто выше, является важнейшей характеристикой правоохранительного органа. Поправкой с голоса депутаты изъяли из задач Бюро предотвращения организованной преступной деятельности, террористическим и другим особо тяжким насильственным преступлениям. В то же время п. 2 ч. 1 ст. 6 Закона содержит полномочия ГБР с аналитических мероприятий по установлению системных причин и условий проявлений организованной преступности. Для чего это тогда и для кого? Орган должен расследовать преступления, связанные с деятельностью преступных организаций? В свое время проект закона о ГБР закреплял за этим органом задачи по предотвращению преступлений пытки, жестокого и бесчеловечного обращения, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, детективами НАБУ, СБУ, органов внутренних дел и прокурорами. Однако окончательно проголосована редакция Закона потеряла и эти положения вместо того, чтобы устранить определенные недостатки в формулировках и употреблении терминов. Опять же вопрос, кто сегодня несет ответственность за рост преступности и резкое падение раскрытия тяжких преступлений в рамках запущенной квазиреформы правоохранительной системы? Наконец, если бы указанные нормы удалось сохранить в Законе, то недавний конфликт между ГПУ и НАБУ должно расследовать раз ГБР, а не СБУ.

На последнем заседании конкурсной комиссии Вы заявили, что в Закон есть замечания и по регламентации деятельности самой комиссии. О чем идет речь?

Во-первых, в Законе приведен широкий круг порой даже непоименованих лиц для назначения из-за отсутствия прописанной структуры центрального аппарата и квалификационных требований к руководителям подразделений этого аппарата и директоров территориальных органов. Согласно части 1 статьи 24 Закона по представлению конкурсной комиссии назначаются руководители и все без исключения работники подразделений внутреннего контроля центрального аппарата и территориальных органов ГБР, по которым в Законе опять же отсутствуют какие-либо квалификационные критерии. И как мы должны выбирать все эти кадры, на основе каких требований и процедур? Во-вторых, положение о проведении комиссией конкурса скупо прописаны только в статье 11 Закона, этого явно недостаточно для системной работы. И, в-третьих, проблемой является распространение квотного принципа на формирование руководящих должностей ГБР, в том числе с учетом того, что 51% численности подразделений состава ГБР должен быть из числа специалистов права, не имеющих опыта следственной, оперативной работы, но имеют какой-то соответствующий стаж работы в отрасли права (особенно этот вопрос есть актуальным для формирования комиссией подразделений внутреннего контроля). Исходя из этого, складывается устойчивое впечатление, что законодатель отвел конкурсу на должности в ГБР чисто формальную роль. Очень опрометчиво "наградить" комиссию таким несовершенным законом, а затем ждать быстрого отбора качественных кадров. Но самое главное, что, учитывая указанные обстоятельства, после избрания кандидатов на должности директора ГБР и его заместителей конкурсная комиссия приостановит работу на время, а это, в свою очередь, затормозит запуск всего органа в запланированные сроки.

Какой выход из такой ситуации? Надо менять законодательство?

Именно так, надо вносить изменения в Закон о ГБР, дополнив его отдельными положениями. Прежде всего, необходимо установить перечень обязательных профессиональных подразделений центрального аппарата, руководители которых должны быть назначены конкурсной комиссией в порядке статьи 11 и определить квалификационные требования к ним. То есть проведение конкурсного отбора на должность главного бухгалтера, пиарщика или руководителя подразделения материально-технического обеспечения, на мой взгляд, не является задачей комиссии. Кроме того, следует установить квалификационные требования к директорам территориальных подразделений, а также добавить норму, согласно которой всех других работников ГБР набирать в порядке внутренних конкурсов, как, например, это делают в НАБУ. Все эти вещи, на первый взгляд, могут показаться не такими уж существенными, однако на самом деле от них полностью зависит успех нашей работы. Профессионализм - это умение в совершенстве работать с деталями.

Вы с коллегами будете обращаться в профильный парламентский комитет?

К сожалению, в парламенте не все так быстро и просто. Более того, есть определенные сомнения в целесообразности обращения именно к депутатам в силу качества ныне действующего закона. Сама конкурсная комиссия не является субъектом законодательной инициативы. Зато такое право имеет Кабинет Министров Украины и Президент. Поэтому мы должны обратиться с соответствующими предложениями к КМУ с письмом относительно проблем с законом, которые видит комиссия как такие, которые сделают невозможным ее работу, и предложениями их решения. Как видите, мы - сторонники конструктивного подхода.

Представители общественных организаций жаловались, что создание ГБР оказалось вне поля зрения правительства и профессиональной юридического сообщества. В частности, некоторые активисты говорили о малом количестве поданных заявлений в комиссию, плохое ресурсное обеспечение и тому подобное. Какова ситуация на самом деле?

Мне интересно, что, по мнению общественных активистов, с учетом Закона о ГБР, должен включать "внимание правительства"? Могу сказать, что правительство обеспечило конкурсную комиссию поддержкой на уровне секретариата, и ни одна просьба членов комиссии к сотрудникам секретариата не была проигнорирована. Все министерства, к которым мы обращались, дают ответы на запросы комиссии в кратчайшие сроки. На сайте Кабмина есть соответствующий баннер где размещается вся информация, все заседания транслируются онлайн. То есть все публично, доступно, все работает. Кто заинтересован - наблюдает и контролирует. Не надо манипулировать сознанием граждан. А что касается незаинтересованности со стороны юридического сообщества, то, скорее всего, должны говорить не столько об отсутствии должного внимания, как об определенном профессиональном пессимизме, вызванным откровенными ляпами и недостатками Закона о ГБР.

А как насчет малого количества претендентов на руководящие должности в Бюро?

Ну, во-первых, их не так уж и мало - было подано 82 заявки. Несмотря на это, думаю, что отсутствие целостной стратегии реформирования правоохранительных органов и концепции построения отношений между ними является серьезным аргументом против принятия на себя функций директора ГБР или его заместителя для тех, кто профессионально разбирается в проблеме.

Как будет происходить процесс отбора кандидатов?

Конкурс будет проходить в несколько этапов. После формального допуска, кандидаты должны пройти тестирование, которое включает профессиональные тесты и тесты на общие способности (general skills) и добродетель. Комиссия тщательно подошла к этому, разработав профессиональные тесты с помощью экспертов. В общем разработаны 20 блоков, или около 2170 тестовых заданий по различным отраслям права. Кандидаты смогут предварительно ознакомиться с задачами, чтобы иметь возможность подготовиться к тестированию. Вторая категория тестов содержит задания, разработанные с учетом мировой практики тестирования топ-персонала. После утверждения комиссией полученных результатов предполагается отсеивания кандидатов, которые не соответствуют минимальным требованиям к уровню профессиональных знаний. Этот барьер члены комиссии определяли в ходе конструктивных дискуссий, приняв решение, что те, кто дадут 65% правильных ответов, проходят дальше. А дальше - собеседования с каждым кандидатом, который успешно сдаст тесты и пройдет специальную проверку. В ходе такого общения комиссия будет оценивать претендентов по набору установленных критериев, выставляя определенные баллы по каждому из них. Победителями конкурса будут те лица, которые в сумме получат наибольшее количество баллов в процессе рейтингового голосования.

Как известно, комиссия уже отклонила некоторые заявки на участие в конкурсе. Получаете ли вы жалобы и как на них реагируете?

Во время каждого заседания конкурсная комиссия рассматривает все обращения, запросы и жалобы, которые к ней поступают. Для более детального изучения добровольно определяются два члена комиссии, которые в течение определенного времени анализируют соответствующие документы. Более того, чтобы никто не упрекал в том, что кто-то из нас занимается чьими-то интересами и выносит ангажированные решения, каждая жалоба рассматривается несколько раз разными парами членов комиссии. Это позволяет избежать возможных ошибок и субъективных оценок и достичь максимальной прозрачности в нашей работе.

Напоследок, Ваш прогноз, заработает "Украинская ФБР" 1 января следующего года?

Учитывая все перечисленные проблемы, есть все основания сомневаться в этом. Свежий опыт показывает, что оперативно решать стратегические проблемы и исправлять ошибки чиновники и законодатели у нас еще не научились. В то же время это совсем недопустимый риск, когда речь идет о правоохранительной системе. И, со своей стороны, конкурсная комиссия делает и будет делать все возможное, чтобы Государственное бюро расследований заработало. Так или иначе, это необратимый процесс, и даже если мы не уложимся в существующий дедлайн, работу все равно нужно продолжать и доводить дело до конца. Хотя и имитировать активность там, где она невозможна, выходить за пределы профессионального подхода к проблемам или создавать псевдоорган, который не будет способным полноценно выполнять возложенные на него функции, лично я не собираюсь при любых обстоятельствах.

 

Источник: УНН
Видео
загрузка...
Погода, Новости, загрузка...