Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Мы знаем все и даже больше
Эксклюзив: Мультимедиа
79920

"Я не умею воевать, но умею лечить людей": о самоотверженности, неутомимости и самопожертвовании врачей

КИЕВ. 17 июня. УНН. Медики, они, как и многие украинцы, 24 февраля проснулись от взрывов. Началось полномасштабное военное вторжение рф. Но собственный страх и боль для них второстепенны, ведь задача медиков всегда и повсюду – лечить, спасать жизнь. УНН побывал в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А.Шалимова в Киеве, куда привозили и продолжают привозить пациентов с тяжелыми ранениями.

«Может, где-то и раздаются взрывы, но мы в операционной – заняты пациентом», – говорит врач-хирург Института им. А.Шалимова Георгий Савенко.

«У тебя есть пациент, и он должен уйти отсюда своими ногами, здоровым», – продолжает заведующий отделением интенсивной терапии Института им. А.Шалимова Роман Зацаринный.

В Институте рассказывают, что с началом вторжения рф некоторые медицинские работники шли на работу пешком, потому что понимали – они нужны пациентам.

«Об этом сейчас очень трудно говорить… здесь находились девушки, у которых есть дети и которые были в Буче, в Гостомеле, и которые уже не могли оттуда уехать. Это был кошмар: им нужно работать, и они думают, что там, а там ведутся боевые действия. Но они сделали выбор – они остались здесь (…) У нас здесь была большая семья: и дети были, и собаки в подвале жили, и коты…» – рассказывает о самоотверженности персонала Зацаринный.

Персонал Института после 24 февраля поселился в заведении. В целях безопасности они вместе с пациентами жили в коридорах – между спасательными стенами. Некоторые работники иногда могли посещать свои семьи. Но далеко не все, ведь у многих сотрудников семьи остались там, где велись активные боевые действия, продолжалась оккупация…. Несмотря на усталость и боль, они работали. Врачи и весь персонал были с пациентами круглосуточно. Говорят, что сдружились, стали родными.

А еще медики постоянно учились, ведь боевые травмы нуждаются в особом подходе.

«Надо отдать должное нашим сотрудникам, ведь мы делились и распространяли информацию, читали, смотрели видео – т.е. готовились для того, чтобы лучше оказывать помощь при тех патологиях, с которыми мы раньше не сталкивались», - рассказывает врач-хирург Георгий Савенко.

Весь персонал Института, включая руководство, научных сотрудников, врачей, младший медицинский персонал – все были на своих местах и ​​все участвовали в спасении жизней раненых. Институт стал крепостью и домом для сотрудников и пациентов.

Среди спасенных – Влад и его дядя Юрий, которые были в территориальной обороне Ирпеня. Влад потерял отца, умершего от ранений у него на руках. Его жизнь тоже чуть не оборвалась, но Юрий прикрыл собой племянника – сына своего брата Игоря, героически погибшего, защищая Ирпень.

Мать Влада, Алла, рассказывает, что в последний раз виделась с мужем, когда с младшим сыном смогла эвакуироваться из Ирпеня. Они договорились созваниваться… но увидеться с мужем ей уже не суждено. Погиб Игорь 21 марта на глазах старшего сына.

«Мне позвонили и сказали, что Игоря нет, а Влад и Юра крайне тяжелые и находятся в реанимации… Дальше я не помню…» – рассказывает женщина.

Врач Роман Виноградов говорит, что мужчины чуть не погибли.

«Если взять Влада, то он получил пулевое ранение тогда, когда он уже был ранен осколками», – говорит врач.

Относительно его дяди, то тот, прикрывая юношу, получил ранение в спину.

Героев привезли в Институт "скорой". Перед этим в другом лечебном учреждении им было проведено экстренное оперативное вмешательство, но мужчины все еще находились в тяжелом состоянии и были помещены в реанимацию. Юрию, как рассказал его лечащий врач Георгий Савенко, уже в Институте была проведена операция по устранению разрыва легких.

Сейчас оба мужчины стабильно идут на поправку.

«У нас все живы-здоровы остались. Мы без потерь. Я не умею воевать, но я умею лечить людей», – говорит заведующий интенсивной терапией Зацаринный.

Пожалуй, достичь этого было бы невозможно без особого отношения к пациентам. Алла с восхищением и благодарностью рассказывает об отношении персонала к ней и ее родным.

«Нас очень хорошо здесь встретили, поддерживали. Мне кажется, что я никогда не чувствовала такой поддержки… Лучший персонал в реанимации. Я очень благодарна директору Института Шалимова (Александр Усенко – ред.). Где бы он меня ни увидел, он постоянно подходил и спрашивал «как?»…В первый раз он меня провел до реанимации. Он куда-то бежал, спешил, но посмотрел на меня и вернулся, провел меня в реанимацию. У моего сына лучший врач в мире – Виноградов Роман Игоревич. Я вам не могу даже передать его отношение к сыну… Говорит, что когда будет день рождения, он обязательно позовет своего врача. Он об этом мечтает. Я думаю, что мы всех пригласим. Мне здесь так комфортно и хорошо, что я не хочу отсюда уходить. Я не знаю, как жить там – за пределами этой больницы…» – рассказывает Алла.

В стенах больницы она примеряла на себя новый для нее статус.

«Работники реанимации купили кофе, принесли и сказали, что это кофе для мамы защитника. В таком статусе я никогда не находилась…. Девочка подбежала и сказала: «Я могу обнять маму защитника. Я никогда этого не делала»… Я очень благодарю, что мой сын и брат моего мужа могут жить», – говорит женщина.

«Этот Институт имеет очень большую традицию – отношение к пациентам здесь всегда такое, как ты хочешь, чтобы относились к тебе. Александр Юрьевич (Усенко – ред.), директор нашего Института, всегда говорит, что ты сначала сам ляг на эту кровать, а потом клади пациента туда, а если тебе там будет неудобно, то пациент там лежать не должен. Мы стараемся создать максимальный комфорт. Мы по-другому не умеем работать. Если тебе не помогут в Институте Шалимова – тебе не помогут нигде», – рассказал Зацаринный.

И пациентов, и работников заведения объединяет еще одно – все они хотят мира и верят в нашу Победу.

Источник: УНН
Подписывайтесь на канал новостей УНН в Telegram