Украинские Национальные Новости
информационное агентство
Осведомленность граждан объединяет страну
среда, 14 ноября 2018 10:42
Загрузка...
Публикации: Политика
12645

Представитель Украины в НАТО: Альянс заинтересован в опыте Украины, ведь мы единственные в Европе, кто противостоит вооруженной агрессии

Представитель Украины в НАТО: Альянс заинтересован в опыте Украины, ведь мы единственные в Европе, кто противостоит вооруженной агрессии

генерал Владимир Аскаров

Генерал Аскаров рассказал об участии украинских военных в совместных с НАТО учениях и о перспективах проведения таких учений в Азовском море

КИЕВ. 7 ноября. УНН. В конце октября в Норвегии начались учения Trident Juncture-2018, которые уже успели окрестить как самые масштабные со времен “холодной войны”. Присутствовать на этих учениях в качестве партнеров является существенным преимуществом, который сейчас имеют только пять стран, в том числе и Украина. Подробнее о роли наших военных в упражнениях Альянса рассказал в интервью УНН военный представитель Миссии Украины при НАТО генерал Владимир Аскаров.

— Сейчас в Норвегии проходят крупнейшие со времен “холодной войны” учения НАТО Trident Juncture. В каких еще военных учениях НАТО могут принять участие украинские военные до конца текущего года. В каких учениях они могут принять участие в следующем году? Что это за обучение?

Сразу хочу, чтобы мы поняли все правильно. Во-первых, двое наших офицеров на данный момент наблюдают в Норвегии за ходом проведения военных учений Trident Juncture 18. Они работают в общей международной группе, в которой есть даже два представителя Российской Федерации. В полевых учениях, так называемых LIVE EXERCISES, наши подразделения участие не принимают.

Во-вторых, непосредственное участие наших военнослужащих начнется только во второй фазе учений — так называемой командно-штабной фазе — она ​​продлится с 9 по 23 ноября. Там принимают участие 5 наших военнослужащих. Это уже непосредственно участники обучения. Географически они будут расположены в трех основных местах: Рамштайн (Германия), Неаполь (Италия) и Ставангер (Норвегия).

Наши военнослужащие в Рамштайне будут заниматься вопросами планирования воздушных операций, планированием операций по перевозке различных подразделений. В Неаполе наш офицер будет заниматься планированием будущих операций в рамках логистического обеспечения, еще один офицер будет исполнять обязанности офицера Центра работы со средствами массовой информации. Офицер в Норвегии будет заниматься вопросами гражданско-военного сотрудничества, то есть вопросами по взаимодействию при ведении боевых действий между военными, местным населением и органами власти. Это очень хорошо, потому что опыт, который данный военнослужащий имеет, выполняя задания на Востоке страны, будет дополнен опытом, который он получит на учении. Это будет большая польза для нас.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Кабмине заявили, что Украина не сможет перейти на стандарты НАТО до 2020 года

К концу этого года у нас осталось еще одно учения НАТО, это — CYBER COALITION 18 по вопросам кибернетической обороны.

Оба учения являются учениями по отработке статьи 5 Вашингтонского договора, четко определяет, что нападение на любого члена Альянса является нападением на все страны НАТО. То есть это учения с группировками многонациональных войск коллективной обороны. Главная задача — приобретение совместимости органами управления, соединениями и воинскими частями вооруженных сил стран-членов НАТО. Присутствовать на этих учениях со стороны партнеров является существенным преимуществом, который сейчас имеют только пять стран: Украина, Грузия, Иордания, Швеция и Финляндия.

— Как НАТО оценивает потенциал Вооруженных Сил Украины, учитывая опыт военных, участвующих в Trident Juncture или других украинских бойцов, которые присоединяются к миссий НАТО?

Мы — единственная страна на европейском континенте, которая противостоит вооруженной агрессии. И они (НАТО) это прекрасно понимают. Они прекрасно понимают, что мы, несмотря на все, получаем уникальный опыт. Кроме того, в это же время мы остаемся участником операций и миссий НАТО и даже расширяем свое участие в них. Например, сейчас мы прорабатываем вопрос о присоединении к операции НАТО в Средиземном море Sea Guardian. Мы стараемся быть эффективными партнером в этой операции, при этом на первом этапе расход наших ресурсов, вполне очевидно, будет ограничен.

Кроме того, мы дежурим в составе сил реагирования НАТО, и были первой страной-партнером, которая присоединилась к этому дежурству. То есть у нас есть достижения, которые не ценить невозможно. Поэтому и НАТО к нам относится как к важному партнеру, который делает много. Кроме того, мы партнер, у которого также есть соответствующие потребности на участие в учениях, тренировках и так далее.

Как избираются военные к участию в учениях НАТО?

НАТО планирует учения за 2-3 года. Например, буквально недавно, несколько дней назад, мы получили от НАТО перечень военных учений, которые будут проводиться до 2023 года и являются открытыми для стран-партнеров. Начиная с этого времени, мы сразу информируем Киев о получении этого документа, и специалисты в Генеральном штабе определяют, в каких учениях целесообразно участвовать. Почему у нас есть такое лимитирование? Потому что исполнительная фаза всех учений проводится за счет участвующей страны. Речь идет об огромных средствах, миллионах гривен, которых, к сожалению, у нас не всегда хватает. Поэтому мы выбираем только те учения, во время которых есть возможность получить пользу, новые возможности и навыки, которых мы хотим достичь.

За год до сроков проведения учений мы информируем сторону НАТО об определнном перечне учений, в каких мы хотим принять участие. После получения от стороны НАТО перечня должностей, которые могут быть заняты нашими офицерами или другими военнослужащими или подразделениями, начинается процедура определения военнослужащих. Решение об участии в учениях принимаются соответствующими должностными лицами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Trident Juncture нужны НАТО для предотвращения дальнейшей агрессии РФ после ее вторжения в Украину — адмирал

Сведения о определенных кандидатов сообщаются соответствующим структурам НАТО. Сразу планируются мероприятия (дополнительные тренировки, привлечение к подготовительным мероприятиям) для того, чтобы достичь более высокой степени готовности офицеров выполнять задачи по выдающимся должностям в учении. На учение они уже приходят и выполняют свои задачи и обязанности. По завершению учений весь опыт, который они накопили, они формализуют как документ — отчет об участии в учениях. Он идет в соответствии с военно-учебными заведениями, всеми структурными подразделениями, для того, чтобы его обобщить. Он может использоваться при разработке новых пособий, всего остального.

Сколько стоили Украине конкретно эти учения (Trident Juncture) и сколько может стоить участие в учениях стране в год? Например, за прошедшие годы?

Сразу отмечу: мы проводили отдельные расчеты по поводу участия нашего самолета в таких учениях, и, к сожалению, вынуждены были отказаться, так как участие самолета в этих учениях стоило бы Украине миллиона гривен — огромные деньги, за которые можно хорошо подготовить мотопехотное подразделение в полном составе для выполнения задач на Востоке нашей страны. Поэтому мы вынуждены были отказаться.

Я конкретно не веду бухгалтерию, но по этим учениям Trident Juncture: для особых партнеров, с которыми есть соответствующий уровень взаимодействия, совместимости, которые сами осуществляют соответствующие контрибуции в безопасность НАТО, участие может финансироваться за счет Альянса. Все наши пятеро военных сейчас участвуют в обучении за счет НАТО. Всего в этом году за счет НАТО в учениях приняли участие 7 человек. До конца года еще, пожалуй, двух человек нам удастся привлечь к учениям Cyber ​​Coalition на таких же условиях.

То есть для Украины эти учения бесплатные?

Да, бесплатные в формальном плане. Действительно, расходы обозначены как внутренние перевозки — если офицер, скажем, должен прибыть в Киев, и так далее. То есть расходы есть, но их нельзя сравнить с расходами, которые были бы, если бы перелет, отель, все остальное оплачивала бы Украина самостоятельно. Нужно понимать, что это скорее исключение из правил, чем правило.

Почему Украину пригласили принять участие в Trident Juncture? Связано это с тем, что учения проходят у границ РФ? Недавно экс-Верховный главнокомандующий объединенных вооруженных сил НАТО, адмирал Джеймс Ставридис написал, что НАТО рассматривает военные игры Trident Juncture ключевыми для предотвращения дальнейшей агрессии со стороны России после ее вторжения в Украину и аннексии Крыма. Можете прокомментировать такое заявление?

Во-первых, хочу сказать, что все учения стратегического уровня проводятся с целью определения и совершенствования порядка ответа на возможную агрессию со стороны другой страны или группы стран и на ликвидацию этой угрозы. Эти учения идут как учения статьи 5 Вашингтонского договора, то есть это учение касается того, что на территорию одной из стран НАТО осуществлена внешняя агрессия, и Альянс разворачивает операцию по отражению этой агрессии. И всегда все учения такого уровня проводятся по такому сценарию: военные готовятся к войне. Почему ставлю под сомнение, что это некий непосредственный ответ? Потому что подготовка к этим учениям началась еще 3 года назад. Географически был избран этот регион 3 года назад. Может быть, что на этом сыграла агрессия со стороны Российской Федерации против Украины — может, и сыграла. Но если посмотреть на предыдущие учения Trident Juncture (они проводятся раз в три, четыре или пять лет), они проводились в Испании и Италии. Ранее такие учения проводились вообще на побережье и акватории морей. То есть жесткой привязки географически, скорее всего, не было.

Данные учения имеют абсолютно оборонительный характер. Говорить, что это — ответ на действия России? Могу сказать, что да, это есть ответ, скорее всего, на действия России. Но касается ли это Украины? Сомневаюсь, потому что сами учения, их полевая фаза проходит на севере, там ставится вопрос о возможности крупных группировок войск, в том числе собранных с юга Европы, действовать на северных направлениях, в том числе и с точки зрения логистики, поддержания температуры в местах их проживания и так далее. Там возникает много вопросов, связанных с климатическими условиями. И НАТО как организация, которая отвечает за безопасность всего североатлантического пространства, пытается иметь способности действовать в любой части этого пространства. Или учения способствуют усилению восточного фланга НАТО? Да, непосредственно, они способствуют усилению этого фланга. Это хорошо для нас, потому что если будет сильный восточный фланг НАТО, все же будут более благоприятные условия для Украины в жизни нашего государства, и в преодолении конфликта, который есть на это время.

Давайте поговорим о ваших общих впечатлениях. Вы вчера (30.10) посетили обучения. Расскажите о своих впечатлениях. Насколько готово НАТО к коллективной обороне в случае гипотетического конфликта? Есть чему поучиться украинцам?

Впечатления абсолютно положительные. Мы уже в таком возрасте, что одним лишь показательным выступлением не удивить. Мы сразу чувствуем, где фальшь и где явные элементы постановки. Поражает совместимость, координация действий на уровне даже всех видов авиации, военно-морских сил, с действиями спецназа, сухопутных войск. Все это согласовано по единому плану. Если идет атака, она идет одновременно: и бронетехника на земле, вертолеты и самолеты с воздуха, все идет, координируется в считаные минуты и в определенном районе, и это действительно огромная заслуга тех, кто готовил соответствующие подразделения, учитывая, что каждый из них — из разных стран, они говорят на разных языках, имеют разный уровень подготовки. Все доведено до такого состояния, что они все могут совместно действовать достаточно эффективно.

На учениях были показаны некоторые вещи, которые мы можем использовать. Например, вопросы защиты военных объектов. Учитывая недавние события, которые произошли у нас, в том числе и на складах боеприпасов. Там (на Trident Juncture) есть готовые решения, которые военные применяют для того, чтобы такие объекты надежно оберегать и защищать. Масштабы другие — там у них периметр, например, 3 км — у нас гораздо больше, но все равно, как способ, как опыт использования этих систем обороны можно брать и изучать. Мы все эти материалы взяли, они будут направлены нами соответствующим руководителям для того, чтобы они проанализировали возможность использования их для нужд Вооруженных Сил и других воинских формирований.

Возвращаясь к совместным учениям. Недавно глава МИД России Сергей Лавров заявил, что Украина не сможет провести совместные с НАТО учения в Азовском море, поскольку для этого требуется согласие России. Может РФ действительно помешать проведению учений?

Я могу сказать, что в структурах НАТО и со стороны Украины ни разу не ставился вопрос по организации проведения совместных с НАТО учений в Азовском море. Есть вопрос отслеживания обстановки, особенно в отношении ее безопасности характера. На сегодняшний день, по моим данным, уже около 10 коммерческих судов под флагами стран-членов НАТО, понесли экономический ущерб в результате остановки их для так называемых инспекций в Азовском море.

Сейчас работа с НАТО о проведении учений в акватории Азовского моря не проводилась. Поэтому заявления со стороны Лаврова, на наш взгляд, имеют провокационный характер. В случае принятия решения о проведении таких учений мы будем обрабатывать варианты его решения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Более 200 судов задержали россияне в Азовском море

Источник: УНН
Подписывайтесь на паблик-чат УНН в Viber и канал новостей в Telegram
Загрузка...
Погода, Новости, загрузка...
загрузка...